Прекрасная песнь о любви (по повести «Гранатовый браслет»)

Куприна, не остался равнодушным и, конечно, скажет, что эта книга про любовь. Но про любовь можно читать с увлечением, говорить с уважением, смотреть, как на что-то чудесное и неповторимое, а научиться ей, как математике, наверное, нельзя. Это — за пределами сознания, разума, расчета. Поражают и сразу же становятся достойными большого уважения отношения в семье Шеиных: Тут оберегают мужа от лишних трат, а жену — от азартных увлечений, тут дарят чудесные подарки и приглашают в гости только близких, тут понятие семейной чести не превращают во чтото абстрактное, а прежде всего — доверяют друг другу. Каждый раз отказываясь от знаков внимания неудачливого поклонника, княгиня Вера не хочет, чтобы гости смеялись над ним, и просит мужа прекратить шутливый рассказ. Возвращая подарок, князь Шеин говорит с мелким чиновником Желтковым с уважением, потому что ощущает силу его любви и его боль. Более того, он ни на минуту не сомневается в собственной жене и позволяет Желткову последний телефонный разговор, передает Вере Николаевне их встречу в подробностях. Мало того, он сдерживает шурина, который ведет себя не столь благородно, пытаясь злоупотребить своим положением.

«Есть такая любовь.. (по повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»)»

Ночь была так черна, что в первые минуты, пока глаза не притерпелись после света к темноте, приходилось ощупью ногами отыскивать дорогу. Аносов, сохранивший, несмотря на годы, удивительную зоркость, должен был помогать своей спутнице. Время от времени он ласково поглаживал своей большой холодной рукой руку Веры, легко лежавшую на сгибе его рукава. Либо шпионит, злорадствует и сплетничает, либо лезет устраивать чужое счастье, либо разводит словесный гуммиарабик насчет возвышенной любви.

А я хочу сказать, что люди в наше время разучились любить. Не вижу настоящей любви.

Куприн А. И. Так обошла богиня Сердце мое разрыва¬ется от ревности. — Говори! Она не возбуж¬дает ни ни злобы, ни ревности, ни зависти.

Рассказ этот не оставил во мне никаких других воспоминаний, кроме ощущения пронзительной грусти, какой бывает утренняя роса в августе, когда ночи уже не жаркие и полны прохлады. Эти рассказы о любви. О любви между мужчиной и женщиной в таком ее единственном проявлении, который и можно назвать этим словом, одновременно являющимся именем Бога. Александр Куприн удивительно точно максимально близко к оригиналу перессказал эту историю любви — царя Соломона и простой девушки Суламифи.

Он бережно, с великой нежностью рисует нам, живущим многие столетия после, картину и атмосферу той эпохи, аромат той любви. И ты видишь, слышишь, обоняешь, и вдруг перед твоим взором встает и оживает эта история… Великий и мудрый царь Соломон, подобного которому не восставало прежде среди сынов человеческих: И понял царь, что во многой мудрости много печали, и кто умножает познание— умножает скорбь.

Узнал он также, что и при смехе иногда болит сердце и концом радости бывает печаль. И однажды утром впервые продиктовал он Елихоферу и Ахии:

1 В середине августа, перед рождением молодого месяца, вдруг наступили отвратительные погоды, какие так свойственны северному побережью Черного моря. То по целым суткам тяжело лежал над землею и морем густой туман, и тогда огромная сирена на маяке ревела днем и ночью, точно бешеный бык. То с утра до утра шел не переставая мелкий, как водяная пыль, дождик, превращавший глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи.

То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись:

Контрольная работа в 11 классе А.И.Куприн «Гранатовый браслет», « Суламифь ревность: стрелы ее — стрелы огненные» (А.И.Куприн « Суламифь»).

В середине августа, перед рождением молодого месяца, вдруг наступили отвратительные погоды, какие так свойственны северному побережью Черного моря. То по целым суткам тяжело лежал над землею и морем густой туман, и тогда огромная сирена на маяке ревела днем и ночью, точно бешеный бык. То с утра до утра шел не переставая мелкий, как водяная пыль, дождик, превращавший глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи.

То задувал с северо-запада, со стороны степи свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами:

Гранатовый браслет (Куприн)/Глава 8

Само заглавие удивительно поэтично и звучно. Самым удивительным в этой повести можно считать эпиграф: Здесь печаль и восторг любви соединяются с музыкой Бетховена. И как удачно найден рефрен: Сын упомянутого писателя Д.

Тема любви в произведениях Куприна (по рассказу Гранатовый браслет)У любви тысячи аспектов и в каждом из них свой свет, своя печаль, свое.

Настоящая, вечная, являющаяся редким даром любовь — тема произведения Куприна. Он даст возможность осмыслить произведение, постичь прелесть и легкость языка писателя и проникнуть в замысел. Главные герои Вера Шеина — княгиня, жена предводителя дворянства Шеина. Вышла замуж по любви, со временем любовь переросла в дружбу и уважение. Начала получать письма от любящего ее чиновника Желткова еще до замужества.

Безответно много лет влюблен в Веру. Василий Шеин — князь, губернский предводитель дворянства. Анна Фриессе — сестра Веры и Николая. Женни Рейтер — подруга княгини Веры, знаменитая пианистка.

Концепция любви в повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет»

Любовь, даже неразделённая, есть великое счастье по повести А. У этого текста есть несколько вариантов. Пушкин Передо мной повесть А.

Куприн использует в повести «Гранатовый браслет». . ревность, ее губят интриги, и в конце концо погибает; именно об этой гибели и говорят.

Внутри футляра оказывается золотой, невысокой пробы дутый браслет, покрытый гранатами, которые окружают маленький зелёный камешек. Вот молодой Вася Шеин возвращает Вере обручальное кольцо: Продолжение текста после рекламы После чая гости разъезжаются. Старик предполагает, что неизвестный может оказаться маньяком.

Николай возвращает ему браслет.

Тема любви в произведениях Куприна Гранатовый браслет и Суламифь

Окрики артельщиков, быстро и ловко сновавших с тюками и тележками, мимолетные отрывки обыкновенных вокзальных разговоров, шарканье нескольких сот ног о плитяной помост, — все это, вместе с шипением машины, сливалось в утомляющую своим ритмическим однообразием суету. У дверей вагона второго класса стояли трое молодых людей, в нетерпении ожидая третьего звонка. Все трое, по-видимому, сильно скучали и лишь изредка перебрасывались вялыми замечаниями.

Между ними было очень мало общего: К тому же они имели несчастье попасть на вокзал за целый час до отхода поезда, и все те разговоры, которые обыкновенно ведутся в этих случаях и которые способны своею неестественностью только раздражать нервы, уже давно были переговорены. Неловкость этого положения особенно сильно испытывал на себе уезжающий инженер — Александр Егорович Аларин.

Верность ревность, слова так похожи по написанию, но так отличаются « Гранатовый браслет», написанном Александром Куприным.

[ 2 ] В середине августа, перед рождением молодого месяца, вдруг наступили отвратительные погоды, какие так свойственны северному побережью Черного моря. То по целым суткам тяжело лежал над землею и морем густой туман, и тогда огромная сирена на маяке ревела днем и ночью, точно бешеный бык. То с утра до утра шел не переставая мелкий, как водяная пыль, дождик, превращавший глинистые дороги и тропинки в сплошную густую грязь, в которой увязали надолго возы и экипажи.

То задувал с северо-запада, со стороны степи, свирепый ураган; от него верхушки деревьев раскачивались, пригибаясь и выпрямляясь, точно волны в бурю, гремели по ночам железные кровли дач, и казалось, будто кто-то бегает по ним в подкованных сапогах, вздрагивали оконные рамы, хлопали двери, и дико завывало в печных трубах. Несколько рыбачьих баркасов заблудилось в море, а два и совсем не вернулись: Обитатели пригородного морского курорта — большей частью греки и евреи, жизнелюбивые и мнительные, как все южане, — поспешно перебирались в город.

По размякшему шоссе без конца тянулись ломовые дроги, перегруженные всяческими домашними вещами: Жалко, и грустно, и противно было глядеть сквозь мутную кисею дождя на этот жалкий скарб, казавшийся таким изношенным, грязным и нищенским; на горничных и кухарок, сидевших на верху воза на мокром брезенте с какими-то утюгами, жестянками и корзинками в руках, на запотевших, обессилевших лошадей, которые то и дело останавливались, дрожа коленями, дымясь и часто нося боками, на сипло ругавшихся дрогалей[ 3 ], закутанных от дождя в рогожи.

Еще печальнее было видеть оставленные дачи с их внезапным простором, пустотой и оголенностью, с изуродованными клумбами, разбитыми стеклами, брошенными собаками и всяческим дачным сором из окурков, бумажек, черепков, коробочек и аптекарских пузырьков. Но к началу сентября погода вдруг резко и совсем нежданно переменилась. Сразу наступили тихие безоблачные дни, такие ясные, солнечные и теплые, каких не было даже в июле.

На обсохших сжатых полях, на их колючей желтой щетине заблестела слюдяным блеском осенняя паутина.

Гранатовый браслет.А.И.Куприн (анализ)